Чем дальше в лес: есть ли жизнь после сказки

Чем дальше в лес

«Чем дальше в лес» это фильм-мюзикл Диснея по мотивам классических сказок, и он совершенная неожиданность для всех, кто привык к обычному подходу студии Дисней что к кино, что к музыкальным сказкам. История и сценарий перекочевали на экраны с мюзикла изначально сценического, а потому сохранилась в нем определенная театральная условность, делающая «Чем дальше в лес» похожим скорее на телеспектакль, чем на кинофильм. И эта условность в чистом виде работает зачастую даже лучше, чем попытка смешать ее с псевдо-реалистичными спецэффектами компьютерной графики, которыми обычно грешат такие фильмы в последние годы. Но дело, конечно же, тут не в форме, а в содержании.

Для начала, «классические» сказки широко распространены в двух популярных версиях (на самом деле, версий гораздо больше, но эти особенно известны). Обычно Дисней использует куртуазную сказочную классику, основанную на сборниках Шарля Перро, однако «Чем дальше в лес» использует другую, не менее распространенную, но куда более суровую и жесткую версию братьев Гримм. В истории Золушки, например, здесь не будет феи и бьющих часов, а только ореховое дерево на могиле, через которое можно пообщаться с духом умершей матери, и друзья-птички, выклевывающие сводным сестрицам глаза «за зависть»… но обо всем по порядку. Главный герой сквозного сюжета – булочник – со своей женой никак не может завести детей и очень по этому поводу переживает. Как-то заглянувшая к нему «по-добрососедски» Ведьма объясняет, что виной всему семейное проклятье: когда-то отец булочника влез в колдовской огород матери ведьмы, правда, украл он оттуда не цветы рапунцеля на салатик, а волшебные бобы, но закончилось все это традиционно плохо: разгневанная старушка прокляла и собственную дочь за то, что плохо присматривала за огородом, и семью вора. Теперь же, чтобы снять проклятье, пекарь должен добыть корову белую, как молоко, золотой башмачок, красную накидку и локон волос желтый, как кукурузный початок, что заставляет его и его жену путешествовать по Темному Лесу, соприкасаясь с сюжетами различных сказок: купить корову за бобы у Джека, впоследствии ограбившего великанов, выпросить вторую туфельку у запутавшейся в своих желаниях Золушки, сбегающей то на бал, то с бала, красную накидку у девочки, пытающейся донести гостинцы своей бабушке по лесной тропинке, узнать, что у пекаря есть младшая сестра, живущая у ведьмы в башне… Сюжеты сказок переплетены между собой, потерпев лишь минимальные изменения, и единый сюжет до определенного момента кажется лишь сборником новелл, собранных общей канвой – до того ключевого момента, пока сказки не заканчиваются и не происходит все-таки НАСТОЯЩАЯ история. История, которой многие зрители в своих отзывах оказались недовольны. Но в которой заключена вся настоящая суть фильма. Ведь мог ли остаться без последствий подлый поступок мальчика Джека, которого великанша приютила и защитила, а он в «благодарность» обокрал ее и убил ее мужа? Мог ли быть счастливым брак Золушки с незнакомцем, искавшим прекрасную интриганку лишь из страстного азарта – ведь азарт был удовлетворен, стоило все-таки заполучить девушку, а никакого отношения к ней лично и не возникало? Разумеется, великанша теперь мечтает поквитаться с маленьким подлецом, даже если ради этого придется разрушить все королевство, а «принц прекрасный, а не честный» потянулся за новыми амурными приключениями, быстро потеряв интерес к прошлому трофею. Да и ведьма, казалось, добившаяся всего, чего хотела, порой жестоко ломая чужие судьбы, не вынуждена ли понять, что все эти стремления ничего и не стоили — особенно после того, как оттолкнула своим эгоизмом единственного дорогого для себя человека, приемную дочку, которую слишком уж строго оберегала. Даже если она «хоть и не добра, но права». Прежний сказочный мир разбивается на части, рушится, чтобы из обломков образовать некую новую картину, но вот что это будет за картина – зависит уже от самих персонажей. Основной сюжет, происходящий «после счастливого конца» длинного сказочного вступления еще более жестокий и мрачный, чем сказки гриммовской версии – и эта жестокость уже не за счет отрубленных в стремлении втиснуться в чужой башмачок пальцев, не за счет выколотых глаз и содранной с волка-людоеда шкуры, из которой Шапочка делает себе новую накидку – эта жестокость жизни, в которой больше ничего не определяют сказочные сюжеты и в которой невозможно предсказать, что за наказание может ожидать человека за его подлости и проступки, а главное – нет никакой заведомой гарантии «счастливого конца».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Блог Бабы Яги © 2014-2018 Frontier Theme